Мадонна с младенцем.
Эдикулярная рама в венецианском стиле

апрель — декабрь, 2019

Предыстория. Читая очередной выпуск любимого блога под авторством Lynn Roberts (TheFrameBlog.com), я загорелся идеей построения эдикулярной рамы с расписным декором в венецианском стиле. Можно даже дополнить — и в венецианском стиле и в стиле рам Corneille de Lyon, ибо работы именно этого художника очень часто «одевались» в такое необычное облачение (например, все его работы в Лувре). Впрочем, исследование Линн окончилось выводом, что данные рамы были выбраны для портретов не в 16-м веке, а гораздо-гораздо позже. Эдикулярный — означает основанный на архитектурных мотивах, как правило, с колоннами, антаблементом и прочими элементами. Среди общего разнообразия рам такой тип не так уж и распространен. Так вот, в очерке я увидел множество самых роскошных расписных образцов, некоторые из которых были выполнены с инкрустацией камнями, перламутром и костью. Тесное переплетение  венецианских традиций декора с исламскими, ренессанса с барокко, все это подпитывало мое желание скорее начать работу.

TheFrameBlog.com

TheFrameBlog.com

Что-же... я еще ничего не представлял ни о конструкции, ни о материалах, ни, тем более, о картине... Полный экспромт! Впрочем, не привыкать. Главное — начать. И я начал, отпилив несколько плоских заготовок. Расчет должен бы показаться примитивным: что там, высчитать парные тумбы и прочие прямоугольные детали, определить число ярусов и прочее. Но когда делаешь все впервые, над каждой цифрой зависаешь: а гармоничны ли пропорции? А достаточно ли уровней, а как делали мастера, а могу ли позволить себе сделать так? И еще сотни микро-вопросов, требующих четкого и желательно быстрого ответа.



Набор элементов на данном этапе шел вполне себе бойко.



В качестве колонн планирую использовать березовые нагели. Согласно каноническим трудам Андреа Палладио, нужно сделать заужение колонн. Токарника пока нет, с дрелью тоже морочиться не хочу, зауживаю вручную.



Поймать точно уровни оснований и баз колонн оказалось не так просто, впрочем, уверен, что умение пилить ровно составляет как минимум половину мастерства работы с деревом. И, бывая, промахнувшись, сильно ругаюсь на себя. Колонны для крепости сажаю на бамбуковые штифты.



К частому вопросу друзей, как я всё успеваю... ответ прост — никак! Сборище неоконченных работ тому подтверждение. Зайцы так и не обрамлены. Розетка для третьего панно по рисункам Джеймса Каллинга всё ждет своей очереди. Но конструкция с колоннами склеена, и это уже хорошо.



А что с крышей? Вопрос пока тоже открыт. Рисовал и варианты с прерыванием в раннебарочном стиле, как еще рисовал Микеланджело, и закрытые, на которых позже и остановился. Пришла идея в раме сделать секрет, на манер шкатулки, чего месту зря пропадать.



Из делянок набрал фоновую досочку и отстрогал ее.



Наконец-то приходит слабое понимание по конструкции верхней части!





Что интересно, случилось здесь даже использовать маркетри из квадратиков для устилания крыши! Правда, все под покраску, но ведь набор! Границы склейки будут хорошо проступать под краской.





Все детали готовы!



Вырезал область для портрета, приклеил панель для девиза и начал подготовку к отделке.
Первые два слоя — акриловая пропитка.



Затем — матовая белая краска.



Затем — акрил «жидкое золото».



«Автор в раме».Идея со сграффито по акрилу (гравировкой по вернему покрытию до нижнего) поначалу провалилась. Хотя дело оказалось в испортившемся малотекучем акриле, он застывал толстой пленкой и не позволял отделять тонкие детали друг от друга. Едва не решил вообще отказаться от него.



Пришла мысль про три квадратных элемента сверху... Надо сошлифовать и доклеить. Любимый бардак на столе, Александра Сергеевна играет в свой домик, в котором всё не доделаю мебель и декор стен с полами... тоже некогда. Открываю вторую банку акрила и понимаю, что все не так плохо. Начинаю наносить орнаменты.



Орнаментальные сюжеты беру свои, частично опираясь на элементы из декора венецианских рам и рам Корнеля (например, 5-лепестковые цветы).



Делаю снимки на разных фонах и с разным освещением, просто проверить свои впечатления. Можно работать далее.









Решаю еще подчистить «окно». И приступаю к орнаментам фона, про которые тоже пока не имею ни малейшего понятия.





Час за часом, в два дня панель покрывается орнаментом. Сграффито местами выручает, очень удобно корректировать рисунок. По незастывшему акрилу неплохо снимается и зубачисткой, по застывшему все же удобнее микрорезцом, чтобы не поднимать акриловую пленку.













Остается дело за самой картиной.







Прикладываю разные образцы на бумаге для понимания лучшего портретного размера и цвета.





К своему стыду еще ни разу не пробовал писать маслом, не то что портреты, а вообще. А тут собрался написать портрет быстрозастывающим акрилом. Это было приключение! Честно говоря, думал, что навряд ли получится, но поскольку ввязался, надо было действовать решительно и без промедлений.



Сюжет: малыш обхватил своими пальчиками палец матери. Хорошо помню эти волнительные мгновенья, когда все мои трое детей, будучи малышами, также держали меня за палец своими крохотными нежными пальчиками. Это самые самые удивительные и трогательные моменты в жизни.











Два предмета, работа над которыми длилась полгода. И если в случае с лютневой гитарой это были именно полгода, то в случае с рамой, бывало, откладывал работу на несколько недель.







Надпись гласит: Deus Caritas Est — Бог есть любовь. 

FIN
.


2019   © Сергей Пронин   |  www.prodesign.ru  sergey@prodesign.ru